Вадим Чорний Новини Моя кар`єра Моя освіта Мої подорожі Блог kiwiClub kiwiЗвіти Буковель (апрель, 2013) 51 февраля! Пилипец (март, 2013) Драгобрат (февраль, 2013) Белка в Сибири Старатели Вышгород (январь, 2013) Водяники (январь, 2013) Оаза (январь, 2013) Пилипец (январь, 2013) Драгобрат (декабрь, 2012) Славско (2012) Буковель (декабрь-2012) Белые сны Монблана Белые сны Монблана (продолжение) Белые сны Монблана (заключение) Анна Пурникова Анна Пурникова (продолжение) Анна Пурникова (еще продолжение) Анна Пурникова (и еще продолжение) Анна Пурникова (продолжение продолжения) Анна Пурникова (День 0) Анна Пурникова (День 0 продолжение) Анна Пурникова (День 0 еще продолжение) Анна Пурникова (День 1) Анна Пурникова (День 1 продолжение) Анна Пурникова (День 2) Анна Пурникова (День 2 продолжение) Анна Пурникова (про парктроники) Анна Пурникова (Про Шиву) Анна Пурникова (Пашупатинатх) Анна Пурникова (Будднатх) Эль Классико (Эльбрус) Эль Классико (часть 2) Эль Классико (часть 3) Эль Классико (часть 4) Эль Классико (часть 5) Эль Классико (часть 6) Эль Классико (часть 7) Эль Классико (часть 8) Эль Классико (окончание) Покатушки в Иране Непал Непалыч Непал Непалыч (продолжение) Непал Непалыч (День 0) Непал Непалыч (День 1) Непал Непалыч (День 2) Непал Непалыч (День 3) Непал Непалыч (День 4) Непал Непалыч (День 5) Непал Непалыч (День 6) Непал Непалыч (День 7) Непал Непалыч (День 8) Непал Непалыч (День 9) Непал Непалыч (День 10) Непал Непалыч (День 11) Непал Непалыч (День 11 1\2) Непал Непалыч (День 12) Непал Непалыч (День 13) Непал Непалыч (День 14) Непал Непалыч (Заключение) Непал Непалыч (бюджет) Сноуборд Ваня Сноуборд Ваня (ч.2) Сноуборд Ваня (ч.3) Сноуборд Ваня (ч.4) Сноуборд Ваня (ч.5) Сноуборд Ваня (ч.6) Сноуборд Ваня (ч.7) Сноуборд Ваня (закл.) Боржава-2010 Чорногора Чорногора (продолжение) День Рождения №2 Красия Парашютинг-2009 Боржава-2009 Драгобрат (февраль, 2009) Sauze dOulx (январь, 2009) Первый раз на Эльбрус На Севера! Сплав на катамаранах-2007 Драгобрат-2007 Первый раз на Драгобрат Чимбулак проездом (2006) Шерегеш мельком (2006) Сплав на катамаранах-2006 На аэродроме (2006) Бегущая лань (2006) Вейк, Я & Кличко Шацкие озера (2006) Туркмен и его Баши (2006) kiwiВідео Гостьова книга Мапа сайту Stubai FM 100.0
01.08.2016 0:00

Повернення з відпустки

Перепрошую в тих, хто не зміг достукатись до мене ...
Читать полностью
 
06.06.2016 0:00

[Отменено из-за погоды...] Вечно молодой дедушка Сулико разожжет...

участок пляжа на оз. Горащиха, напротив 7 линии в ...
Читать полностью
 
12.07.2015 0:00

kiwi Dnistr 2015

Байдарочно-палаточный поход в режиме supermatraz…
Читать полностью
 
19.11.2013 0:00

Старатели

Пригоди лижників у країні неляканих сноукетів
Читать полностью
 
19.11.2013 0:00

Белка в Сибири

О сноукэтинге и фрирайде в затеряном сибирском пос...
Читать полностью
 

 

Первый поход на Эльбрус

…тут такое дело…

…сбылась мечта идиота… Не полностью, но, сбылась. Сезон снегоскольжения открыт в середине октября. Рецидив снеготоксикоза надежно залечен, по крайней мере, на некоторое время. Первая моя борозда в этом сезоне: от Скал Пастухова (4800 метров над уровнем моря) до «Приюта одиннадцати» (4250 метров), затем до Кара-Баши (3900 метров) и почти до станции «Мир» (3500 метров). Для тех, кто запамятовал, все эти памятные места находятся на Эльбрусе – «Вершине счастья». Это – если в двух словах.

Если не в двух… Даже не знаю, стоит ли напрягаться. Вернувшись с Эля в Киев, купил свежий номер любимого журнала, а там как раз рассказ про восхождение на Гору… Обскакали! С другой стороны, их парень ходил на Гору в июле – время относительно тихое. А осенью – совсем другой коленкор. Впрочем, даже летом до вершины не доходит почти половина восходителей. Осенью-весной, не говоря уже про зиму, Эль – просто жах! Гора капризная и суровая донельзя. Думал байки, позже оказалось, суровая правда – ежегодно на Эльбрусе остаются навсегда десяток, а то и более попытавшихся на него залезть. Ежегодно! И не только новички или какие-то там лохи, но и опытные альпинисты часто проигрывают Горе. Как бы там ни было, а в свое время легендарный шерп Норгей Тенцинг, первым из людей ступивший на Эверест, специально приехал в СССР, чтобы взойти на самую высокую гору Европы. И не смог. Эльбрус не пустил первовосходителя дальше «Приюта одиннадцати». Не менее легендарный Райнгольд Месснер не смог взойти выше Скал Пастухова. А, между прочим, он не просто прохожий, а альпинист, первым в мире получивший «Корону Гималаев» за покорение всех 14 восьмитысячников планеты.

Кстати, с них у меня все и началось. Работая над темой корпоративного календаря – 14 восьмитысячников планеты, наткнулся на такое замечательное явление, как Эльбрус. Как никак, а наивысшая гора Европы. Хоть и не 8к, но в пределах прямой досягаемости из Киева. Для кого интересно – всего-то чуть более суток езды на поезде. Темой заинтересовался, задергался по И-нету. Самому идти на Гору не только бессмысленно, но и сродни самоубийству. Можно уйти и попроще, если что. Тогда я этого не знал, но интуитивно понял и начал искать попутчиков поопытнее.

Множество российских околоальпинистских турклубов берутся организовать восхождение где-то за 25000-30000 рублей. Дороговато. Случайно натыкаюсь на координаты одного днепропетровского турклуба (кому интересно – в личку). С ними все удовольствие – 380 ойров. В удовольствие входит трансферт от Пятигорска в одно из ущелий – Адылсу или Адырсу. Там четыре-пять дней на акклиматизацию, тренировки на леднике, пробное восхождение, затем трансферт до Азау, подъем до «Бочек», вписки на маршруте в альплагеря, хижины, гостиницы и прочие места пребывания. Походная жратва. Групповое снаряжение – палатки, кошки, системы, веревки, ледорубы, ледобуры, карабины. Ну и праздничный ужин «после всего». От участника авантюры требуется самостоятельно добраться до Пятигорска, не забыть дома свою снарягу, ну, и здоровья с собой немного привезти желательно. А потом назад вернуться, довольным и невредимым.

По снаряге. Рюкзак менее 80 литров не имеет смысла. Я брал на 90 л – едва все запихнул. Плюс штурмовой рюкзак. Спальник из расчета -8°С и ниже (комфорт). Термобелье, полары (флисы), виндстоперы (гор-текс). Принцип трех (а лучше 4-х) слоев и здесь рулит. Горные ботинки или хорошие трековые ботинки, рассчитанные на низкие температуры (я брал на -20°С). Просто зимние кроссовки не проканают – гангрена, оказывается, случается не только у Безрукова в кино. Носки, теплые и тонкие, быстросохнущие. Трекинговые палки (я купил просто детские лыжные по акции). Термос не менее 1 литра и КЛМН. Фонарик налобный. Очки против солнца, а на ледник специальные очки-«консервы» или, даже лучше, горнолыжную маску. Перчатки, отдельно флисовые для скалолазанья и потолще для снега (глыжные пойдут). «Фонарики» на ноги. Комплект простой «гражданской» одежды для выходов в свет в перерывах между восхождениями. Мыльно-рыльные. Крем от солнца (от 30 и выше), увлажняющий крем, помаду-бальзам для губ. Можно витаминки. Брал таблетки от «горняшки» (шеф-альпинист дал), но не пользовался. Много запасных батареек для фотоаппарата. Спички. Если зажигалки, то не пьезо – они выше 2000 не фурычат. Может чего забыл – не суть важно – кто соберется, прочитает список на сайтах альпинёров.

Добраться до Эльбруса несложно. Скорый №25 Киев-Кисловодск-Киев. Выезд из Киева по четным без двух минут полночь. В пять с копейками утра в Пятигорске. Цена вопроса – двести двадцать с чем-то гривен в плацкарте или вдвое – в купе.

Из Пятигорска можно на такси – 3000 российских деревянных прямо до Азау или до Терскола. Как вариант – на «Газели» за ту же сумму. На шестерых получается терпимо. Время в пути – около трех часов. Бюджетный вариант – на маршрутке до Баксана (все, что идет на Нальчик), оттуда на маршрутке до Тырнауза, оттуда далее до Терскола на маршрутке или на частнике. Весь путь станет в 250-300 рублей.

Еще по денежным раскладам. Можно селиться в самом Терсколе (от 300-400 рублей в многоэтажке или в какой-нить халупе до 700-1000 рублей в гостинице), можно в Чегете (четверть часа пешком, выбор жилья построже), можно в Азау (пилить два с половиной километра в гору). В Азау мы жили во «Фрирайде» на мансарде за 350 рублей с носа – вполне сносные условия – тепло, мягкая постель и даже горячий душ на этаже по вечерам. Можно и в отелях подороже типа «Вершины», «Балкарии» или «Виража». Можно сделать ход конем и поселиться на «Бочках» на Кара-Баши на высоте 3900 метров. За 500 рублей с носа предоставляются исправный обогреватель в «субмарине» на шесть человек, отсутствие белья (брать спальник), газовая плита на кухне, добыча воды путем топления снега, туалет типа «сортир», к которому нужно прокопать туннель в сугробах, море прочей романтики и гарантированно горная болезнь.

Насчет каталки… Катаются на Чегете (несколько трасс, в основном строгие) или на самом Эльбрусе (в основном простые и море фрирайда выше 4000 метров). На Эле трасса по большому счету одна, но длинная, местами нескучная, но в основном – так себе. Из Азау подъем на бугеле, на «маятнике» или в кабинках. Бугель для «чайников» – дает подъем метров в сто пятьдесят-двести. Ничего интересного. «Маятник» поднимает два десятка челов на «Кругозор» (70 рублей), оттуда вторая очередь – на станцию «Мир» (100 рублей). От «Мира» (3500 метров над уровнем моря) за какие-то 90 рублей допотопная однокреселка вытащит на Кара-Баши, а это уже как-никак 3900 метров. Выше можно подняться на ретраке. Цена вопроса – 4000 рублей с ретрака (6-12 челов) до «Приюта одиннадцати» (4200-4250 метров) и 10000 рублей до Скал Пастухова (4800 метров). Выше никакая техника физически вылезти не в состоянии. Да и люди без спецснаряжения в зимних условиях как-то не особо ломятся.

В этом году запустили комфортабельные шестиместные кабинки а-ля Австрия. Пока только до «Кругозора». 100 рублей в одну сторону. Должны решить извечную проблему Приэля – очереди. Возможно, решат.

Еще несколько цифр по Азау (да и по Чегету). Жратва: хичины (блины с редкими вкраплениями мяса или сыра)– от 60 рублей, шашлык – от 150 рублей, пловяичницашурпалагман или солянка – 100 рублей, жаркое – 150-200 рублей, пельмени или жаренная картошка с грибами – 90-100 рублей, глинтвейн – 60 рублей, пиво – от 30 («Терек», не советую) до 60 рублей (российское, типа «Старого мельника», «Эфеса» или «Сибирской короны»). Чай-кофе-кола-минералка – 25-30 рублей. Салаты – от 90-100 рублей. В целом, жратва непритязательна, а обслуживание просто ужасно. Местная специфика, знаете ли.

Прокат обойдется от 600 рублей за комплект дров. В досках - убитые К2 и Саломоны, есть Морроу, для лызжников выбор получше, но тоже не ахти. Прокатами заведуют балкарцы, а им, что Фишер, что Элан, что Росси – выдают дрова на вес. Нового экипа там нет априори. Более-менее вменяемое место – магазин «Альпиндустрия» в Терсколе.

Отвлекся. Короче, проникся темой и ломанулся в Приэльбрусье. Предлог: восхождение на Эль с юга. Скрытая идея – прихватить по пути досочко и обратный путь проделать верхом. Позже понял, как была глупа эта идейка, хотя… С повестки дня, вообще-то, не снята…

Связался с организаторами – одним из днепропетровских турклубов. Еду на Пятигорск. В пути, во время стоянки в Ясиноватой, знакомлюсь с сотоварищи – айтишник из Ялты, давече вернувшийся из тура по Непалу и Адаманским островам, и наш альпинструктор из Днепра, в миру – учитель физкультуры. Вот и вся группа. Хм… Я думал, будет поболе людей. Оказывается – все, еще одна девочка из Киева в последний момент спрыгнула. Наш выезд был перенесен на неделю, а вообще-то сезон восхождений давно закончен. Предыдущая группа просидела из-за непогоды на «Приюте» и взойти так и не смогла…

Приезжаем в Пятигорск, грузимся в такси. Старая убитая «Волга», пилотируемая лицом кавказской национальности (кто из них балкарцы, а кто – кабарда, я так и не научился отличать), натужно несет нас все выше и выше. Холмы сменяются горами, потом въезжаем в Баксанское ущелье. Словами это не описать. Нужно видеть. По обе стороны высятся скалы невероятных размеров, рядом бурлит среди валунов Баксан. Ну и рассвет как-раз подоспел до полноты картины.

Выезжаем в Тырнауз – столицу Балкарии. Водила буднично сообщает, что здесь недавно селем снесло семиэтажку. Боязливо поглядывая на нависающие со всех сторон кручи, идем на едва просыпающийся рынок. Затариваемся на первое время. Помидоры, лук, яблоки-груши, картошка, ядреный местный перец. Дожидаемся открытия паспортного стола, где жирный горец лениво заявляет, что «бланков нету». Потом реально напряжно решали вопрос с регистрацией через Магомеда, директора альплагеря. Бред какой-то. Нигде в России для нас, украинцев, вопрос о регистрации вообще не стоит (90 дней, вроде бы), а в турзоне Приэльбрусья менты реально охотятся на туристов и трясут деньгу за отсутствие регистрации, причем своих соотечественников трусят еще более радостно, чем иностранцев. Вообще, стоит взять на заметку, что на обратном пути по любому придется проходить через ментовские облавы на вокзалах-аэропортах. Надеяться на то, что пронесет лучше не стоит.

Короче, обломавшись с регистрацией, едем к пограничникам. За исключением Баксанского ущелья, ведущего к Эльбрусу, все прилегающие ущелья густо обставлены погранзаставами – у каждого ущелья – своя. Мы перед штурмом Эльбруса идем на акклиматизацию в ущелье Адылсу (планировали в Адырсу, но там в межсезонье альплагеря все пустые) – заворачиваем к соответствующей погранзаставе. Долго ломимся в ворота, махаем руками в глазок телекамеры. Наконец нам открывают, дают бланк, обещают через пятнадцать минут выписать разрешение на пребывание в погранзоне. Потом полтора часа цирка, когда зажравшиеся контрактники усилено пахали над проставлением одной-единственной подписи на одной бумажке и по очереди выходили со словами участия и сочувствия к нам, одичавшим от тупого ожидания возле ворот заставы. Сложно сказать, сколько бы они еще трудились, но мы, озверев, просто тупо начали лупить в железные ворота ботинками и они таки разродились бумажкой.

Приезжаем в ущелье Адылсу, проходим шлагбаум с погранцами, селимся в альплагерь «Шхельда». 2100 метров над уровнем моря. Все ужасно запущено, пахнет совком. Романтика! С утра, оставив некоторые ненужные шмотки в номере, выдвигаемся вверх по ущелью. Вокруг – красота – не передать словами! Бьется о камни горная река (Адылсу), по обе стороны от тропы – крутые стены ущелья, небо подпирают заснеженные вершины. Час за часом, переходим из лета в осень. А там и зимой потянуло. Наша конечная точка на этот день – поляна «Зеленая гостиница». Высота 2500 метров. Никакой гостиницы, понятное дело, на поляне нет. Зато рядом – в кольце морены высокогорное Башкаринское озеро, ледники Кашкатау и Джанкуат, пики Джан-Туган, Гермогенова, Трапеция, Чегет-кора, Виатау, Гумачи, еще какие-то, не помню. И высокогорные перевалы, ведущие в Грузию и в соседнее ущелье Адырсу.

На поляне стоят палатки, несколько камуфляжных и несколько гражданских-цветных. Хозяев не видно. Побродив по окрестностям, обнаруживаем две хижины гляциологической станции МГУ. В них пусто, в большей на стене записка, типа, милости просим, живите, сколько хотите, только, бога ради, не засирайте сильно места, специально для засирания не предназначенные. Охотно селимся. В домике есть четыре кровати, а также три деревянные шконки, стол, две полки с книгами (от Костанеды и Чапека до всяких там Чейзов со Стаутами). На стенах карты Москвы и почему-то Бобруйска, неплохая коллекция позднесоветской эротики, вырезанная из «Огонька» и «Колхозницы» в 90-х годах, многочисленные календари за разные годы, коллекция банкнот стран СНГ (купоны, теньге, «зайчики»), схемы окружающих ледников и множество прочих, самых неожиданных образчиков полиграфического искусства. Под кроватью нашлись огромные снегоступы.

На территории вокруг станции воще море интересного. На большом камне стоит телевизор. На нем наклейка «Экстрим спорт». Рядом на еще большем камне покоится собранный из старых раскладушек автомобиль типа «Формула-один» с пропеллером, манекеном за рулем и дисками БМВ. За авто – настоящий сад камней. В некотором отдалении – туалет типа сортир с настоящим унитазом в середине. Офигеть просто. Из сортира, между прочим, отличный вид на Эльбрус открывается. Вот так вот!

В дальнейшем мы еще не раз натыкались на образцы творчества очумевающих от скуки московских студентов, но первое впечатление было просто убийственным. Кроме всего прочего, студенты расчистили от камней довольно большую площадку под вертолет и выложили из валунов подобие заборчика вокруг всей территории гляциологической станции.

Освоившись в хижине, отправляемся гулять по окрестностям. Задача – пока наш гид сварганит на газовой горелке ужин – нагулять аппетит, заодно адаптировав организм к нагрузкам на высоте. А высота, напомню, уже 2500. О чем и отправляю СМСку в Карпаты, подразнить участников Бест-2. Залажу на ближайшую морену. Кто не в курсе, морена, это такая высокая насыпь, местами поросшая травой, но чаще из каменной сыпухи. Морены появились там, где шел, а потом отступил ледник. Высота может достигать пятидесяти метров. Очень крутые склоны. Выглядит, как гигантским бульдозером насыпано. Короче, лезу на морену, а за ней вид просто обалденный – высокогорное Башкаринское озеро. В озеро сползает ледник Кашкатау. В качестве декораций – предзакатный Эльбрус.

По гребню морены идет очень узкая и очень стремная тропинка. Иду в сторону ледника. На самом леднике, далеко внизу, замечаю десяток фигурок, уныло куда-то бредущих в связке. Позже оказалось – российский спецназ тренируется. Из 58-й армии (той самой) и разведчики откуда-то из-под Улан-Удэ. Вообще мы как раз попали на ежегодный слет горных инструкторов спецназа ВС РФ. Молодые парни, все лоси, как на подбор, ни по разговору, ни по одежде не отличишь рядового от, скажем, капитана. Веселые. Когда ночью лупануло минус 15°С, к нам в хижину напросились ротный и трое «дедушек» греться. Много баек рассказали. К нам сначала несерьезно отнеслись, но после того, как мы у них на глазах взяли Виатау – встречали очень хорошо. Из них не каждый смог бы 

Но это потом. А сейчас бреду по тропе, балансирую, делаю остановки, чтобы отдышаться. Где-то на 2600-2700 уже вовсю снег лежит. Слежу, чтобы не подскользнуться. В обе стороны лететь вниз метров сорок-пятьдесят. С одной стороны – в озеро, с другой – на камни. Только благодаря внимательности не вступил в, извините, коровье эээ… лепешку. Врубаетесь? Что делала корова на гребне морены, на тропке в ладонь шириной, почти возле ледника, на высоте 2700? И как она вообще на морену забралась? Для меня это так и осталось загадкой. Но в любом случае, не снежный барс, не тур, а именно корова является самым крутым животным в тех местах. Чуть пониже в ущелье они во множестве пасутся на ТАКИХ склонах, что… Я бы туда не полез  .

Спали хреново. Высота – мотор стучит, как заведенный. Под утро даже сквозь спальник пробило холодом. Благо чай в термосах с вечера был залит и это помогало на час-другой отогнать холод.

На следующее утро идем на ледник Джанкуат. Сначала набираем высоту по тропке на склоне горной гряды. По пути натыкаемся на медную табличку. 2001, парень из Самары. Не осилил Джан-Туган… В тех местах таких табличек много… Говорят, что горы любят смелых. Да, это правда. Но еще они любят осторожных.

Выходим на ледник. Привязываем к ботинкам кошки, связываемся. Оставляем палки, дальше идем на ледорубах. Час, второй. Внизу солнце и днем довольно приятно. А здесь метель. Жесткая пурга. И снега по колено! Классного снега. Суперцеляк! Единственная проблема – кто сюда в здравом уме попрет доску? На себе – увольте – самого себя как бы наверх вытащить.

Учимся останавливаться во время срывов, страховать, самостраховаться. Идем-идем. Выше-выше. Достигли где-то 3200. Пару мелких трещин перепрыгнули, в парочку свалились. На сам перевал не смогли залезть – путь перегородила трещина метров пять шириной. Побродив еще пару часиков вдоль нее, решили спускаться. Задачу выполнили – научились стоять на кошках и набор высоты для аклёмы осилили. Порвал кошкой штанину и ботинок пробил, не насквозь.

О питании. Жрали картошку-вермишель-перловку с тушенкой или с рыбными консервами Утром и вечером. Варили и, не сливая бульон, хлебали, вроде супчика, под хлебушек с паштетом. Лук и чеснок на ура шел. Перец хорошо. Помидоры съели еще в альплагере Майонез и кетчуп тоже пригодились. Чай с лимоном литрами. Сгущенку как-то лениво поковыряли. Шоколадки и всякие там сникерсы, курага, изюм – не пошли. Алкоголь на высоте – зло! Курить, как ни странно, не смотря на разреженный воздух, хочется не меньше. Каждый вечер на «Зеленой поляне» я выносил из хижины оранжевый пластиковый стул (как его туда затащили?), заваривал в термокружку кофе и коптил свои сигарки. И втыкал на Эльбрус – он из Адылсу чертовски хорош!

Спустившись с ледника, все разбрелись по своим делам. Игорь (Ялта), откуда столько прыти?, пошел вниз на 2300, добывать в альплагере пиво. Вот жисть – хочешь пивка, не проблема, час по горной тропе вниз, потом два часа вверх. Видно ему очень хотелось пивка. Я пошел смотреть, как спецназовцы тренируются эвакуировать раненных. Тоже прикольно. Приятно, что цивильные инструкторы, натаскивавшие бродяг, начали здороваться – видели снизу наши экзерсисы на Джанкуате и, значицца, прониклись. Вечером славно поужинали, послушали байки наших камуфлированных соседей и попрятались по своим мешкам. Вояки еще долго обсуждали своё – у них в российской армии увеличивают срок службы до 2 лет и 8 месяцев. А мы после тяжелого дня все позасыпали, как убитые.

…лучше бы я умер вчера! Сегодня идем на штурм Виатау! Если б я знал заранее, что нам предстоит – ни за что бы не пошел! Сергей, наш инструктор из Днепра (повторюсь, в мирной жизни – школьный учитель) проявляет тонкое знание психологии. Он не обрушивает на нас, новичков, сразу всю тяжесть знания о предстоящем пути, позволяя акклиматизироваться и психологически. Я это заметил еще на подъеме от альплагеря «Шхельда» до «Зеленой гостиницы». Например, его фраза «дальше будет легче» означала, что «дальше» не придется хвататься за выступы скалы на горной тропе, чтоб не свалиться в бурлящую внизу Адылсу. «Легче» это - просто тащить 90-литровый рюкзак барахла еще два часа по более-менее приличной тропке  .

Вот и сейчас он говорит, что немного пройдем по леднику, а там уже и рукой подать. Идем без кошек – толстый слой снега надежно лег на лед. Парни взяли только ледорубы, я еще и палки прихватил – мне с ними легче идти. Также мне доверили термос. Фигня, казалось бы, дополнительных полтора кило веса в штурмовом рюкзаке, а воспринимается на высоте тяжело. Фотоаппарат оставил в хижине – все батарейки на ночном морозе благополучно скончались.

Переваливаем через ледник без приключений, пару мелких трещин перепрыгиваем или переходим по «мостикам», идем по направлению на Трапецию, потом резко забираем влево, почти по траверзу выходим к морене. Ближе к подножию Трапеции морена не очень высокая, довольно быстро через нее переходим и тут открывается вид на наш будущий маршрут на перевал. Ого! Крутой подъем бесконечной высоты упирается в небо. Делать нечего, идем вверх. Большей частью по сыпухе. Через час становится тяжко, потом очень тяжко. Такое ощущение, что лезешь на стену – склон очень крутой. Местами идем по снегу – за него проще зацепиться, местами приходится по камням. Вниз-назад не смотреть. Концентрация – под ноги. Время от времени сверху слышен крик «Камень!» - нужно уворачиваться от валунов, сорвавшихся из-под ног впередиидущих. Я никому не кричу – иду замыкающим ниже всех.

Последние полчаса уже не идем, а буквально карабкаемся. Сердце выпрыгивает из груди. Каждый шаг дается с большим напряжением. Уже подумываю сдаться, когда Серега сверху кричит «Дошли!». На последних проползаю метров двадцать и падаю на снег. Мы с Игорем валяемся, как два дохлых тюленя, а наш днепропетровский шерп невозмутимо бродит по краю обрыва, снимая нас и окружающие красоты на мобильник. Отдышавшись, оглядываюсь. Вокруг такие красоты, что описывать их нет смысла – нужно видеть. Вершины, вечные снега. Далеко внизу на леднике видны муравьи – наши соседи-разведчики проводят ледовые занятия. Видно, как они, сбившись в кучку, махают нам руками, типа поздравляют с тем, что мы домучили-таки хребет. Хорошо виден весь Кавказский хребет, соседнее ущелье Адырсу, вдали виднеется Казбек и, конечно же, Эльбрус во всей красе. Отсюда он кажется еще выше. Еще бы! Мы на 3700 метров и лишь немногие вершины соперничают с нами в высоте. И только Эль презрительно взирает на всех свысока.

От чая хочется блевать – то ли приелся, то ли «горняшка» накрывает. Только начинаем привыкать, как Серега радостно сообщает, что идем мы «в хорошем темпе» и остался сущий пустяк, еще 150 метров. «Щас пройдем чуток по хребту и мы на месте». Показывает куда. Блин! Я все время думал, что «пройти по хребту» означает идти по какой-нибудь тропинке. Фиг там! Над нами нависает какая-то скала. А 150 метров – это не длина, а перепад высот. Плюю на свою гордость и собираюсь отказаться. Вы, типа, идите, а я пока здесь потусую. Нифига! Во-первых, здесь очень холодно и я бы просто околел без движения. Серега подпускает оптимизма – мол, нам очень повезло, что ветра сегодня нет. Почему-то. Вообще-то он здесь всегда. О как! Во-вторых, идем группой, чтобы страховать друг друга.

Уныло поднимаемся и идем. Палки я оставляю на хребте, дальше только на ледорубах. Связываемся. Начинается скалолазанье. Передвигаемся рывками. Двое садятся, упираются в камни ногами и размышляют, удержат ли они третьего, если он сорвется. Верхний лезет немного наверх по распадкам, находит более или менее местечко, садится, упирается, дергает шнур – лезет следующий. Я глянул вниз разочек – чуть не вывалил туда весь завтрак! Хреново дело – пошел реальный экстрим!

Короче, последние 150 метров мы карабкались почти час. За это время полностью опустошил весь запас нецензурных слов, десять раз поклялся, если вернусь, начать новую жизнь, похудеть, бросить курить и вообще, не заморачиваться по пустякам.

Вылезли на 3850. Маленькая площадка три на три. Еще краше панорама. Чувства победы нет в принципе – облегчение в связи с тем, что все вроде закончилось, тут же перекрывается осознанием, что нифига еще не закончилось – нам еще спускаться. Фотографируемся с украинским флагом (тот самый, который мы в Штубае вывешивали). Из-под тура (горки камней на вершинах и на тропах) достаем записку взошедших на вершину перед нами. Оказывается, неделю назад сюда пятеро спецназовцев залезли. Забираем записку с собой – сдадим в КСС (контрольно-спасательная служба) – парням вершина в зачет пойдет, им для получения разряда нужно набрать категории. Кстати, оказывается, выход на хребет Виатау имеет категорию 1А, а на пик Виатау – 1Б. Начинаю офигевать, представив, что означает 2А, 2Б, 3А или 3Б.

Серега сообщает, что по справочникам, альпинисты-любители должны на путь от «Зеленой поляны» до пика Виатау потратить 8 часов. При благоприятных условиях не менее 6 часов. Мы залезли за 4 часа 45 минут. Так что, мы теперь, типо, альпинисты по всем понятиям. Только как-то не очень греет. Начинает подниматься ветер. Через нехочу допиваем чай и начинаем корячится вниз. Описывать не буду – как уже упоминал, словарный запас обеднел еще на подъеме. Главный напряг в том, что, спускаясь, отчетливо видишь то, куда даже смотреть боялся, поднимаясь!

Спустившись на хребет, подбираем мои палки и скидываем высоту. На пике ветер уже вовсю крутит вихри. Вовремя свалили! Назад возвращались на удивление долго (4 часа 15 минут), но при этом как-то легко. После Виатау по сыпухе ходилось как по Бродвею. Чтобы не выходить снова на ледник, с которого поднимающаяся пурга согнала даже спецназовцев, забираем правее, обходим нависающие скалы и, спрятавшись за ними от ветра, спадающими траверсами идем в сторону лагеря. В одном из бесконечных каменных кулуаров натыкаемся на небольшой водопад. Серега поясняет, что это и есть исток Адылсу. Вдоль весело скачущих по камням ручьев (а самому-то надоело прыгать по булыжникам несколько часов кряду), идем вниз к морене, подходим с тыльной ее части. Серега в очередной раз нас «обманул». Говорит, щас по восходящей траверснем морену, сразу за ней наши, уже ставшие родными, хижины МГУ. Взобравшись на морену, видим, что спускаться по ней еще метров сто, причем по какой-то нереальной сыпухе. Как бы-то ни было, спустились. От вояк пришел их цивильный инструктор, убеленный сединами альпинюга, и сказал, что мы молодцы. Пришли какие-то цивильные суровые альпинисты, подогрели сигаретами. Сказали, что завтра на Виатау с контрфорса пойдут (а это уже 2А!), ходили с ними на ближайший пригорок, показывал им, где мы назад спускались, чтобы под вечернее обострение ветра не попасть. Потом часа полтора я сидел на оранжевом стуле перед хижиной и курил. Серега приносил кофе. Я, типа, втыкал на вечерний Эльбрус, а на самом деле меня только теперь накрыло страхом после штурма. Нет, парни, я не альпинист!

Следующий день после завтрака сложили манатки и спустились в «Шхельду». Какой кайф спускаться из зимы в осень, а затем в лето! Возле альплагеря «Джантуган», где  сделали перекур на обед, встретили свеженьких вояк – десантуру пригнали по горам походить. Их как раз накануне привезли в альплагерь, расселили и перед обедом специально вывели на правый берег Адылсу, откуда виден краешек пика Виатау. Показали, что там люди копошаться – смотрите, мол, какая крутизна. Теперь я, как символ этой самой крутизны, сижу с их инструктором на бревнышке, курим, я жду, пока балкарцы нам хичины пожарят и, уже как матерый волк, свысока посмеиваюсь над неуклюжими попытками крылатой пехоты первый раз примерить на себя скалолазные системы. А сам-то хорош. В первый день плохо подогнал лямки, так носил систему, как трусы без резинки – постоянно сползала.

Спустились в «Шхельду». Нереальный кайф – горячий душ! Сходили в ближайший поселок Эльбрус – затарились пивком и прикупили продуктов на Эльбрус. Вечером приехал Магомед – директор «Шхельды». Привез бумажки с уведомлением, о том, что мы по почте (?) отослали уведомление о нашем прибытии в регистрационный центр в Нальчике. Поскольку зарегистрироваться в течение суток (?) после пересечения границы нам не удалось, регистрацию записали по его, Магомеда, адресу, типа мы к нему в гости приехали. Говорит, пришлось башлять по 200 рублей за каждого. Какой-то бред у них там с регистрацией. Серега сходил к спасателям. Отнес записку спецназовцев с Виатау, заодно зарегил и наше восхождение. Вечером выдал нам значки «Альпинист СССР». Оказывается, положено. «Звездочки» (точнее, «ледорубики») спрыснули «Просковейским».

На следующий день спасатель отвез нас на своей «Волге» в Азау. По пути рассказал много страхов про Эль. И про поляка, что сломал ногу на седловине и гангрену схлопотал и про москвича, который также ногу сломал, но до гангрены не дожил. Поскольку на регистрации в Терскольском КСС мы решили сэкономить, он пообещал на обратном пути сообщить коллегам о нас в явочном порядке. Под конец пожелал, чтобы мы ему хлопот не создавали, потому, как не любит он мешки со жмурами с Эля таскать. Оптимистичный такой мужик!

Азау – большая стройка. А еще – кучки туристов, торгующихся с балкарским бабушками за сувениры и шерстяные поделки, одинокий верблюд (как впоследствии выяснилось – ничей, просто приблудный), бродящий между коптящими мангалами местных «кафе», и красивейшие горы вокруг. Самого Эльбруса снизу не видно за окружающими поляну отрогами.

Потынявшись полчаса по Азау скидываем часть вещей на хранение хозяйке «Фрирайда» и идем на маятник. На нижней станции пересеклись с группой вояк, только что спустившейся с «Приюта». Человек пятнадцать, смурные какие-то. Говорят, что наверху холодно, сильный ветер и плохая видимость. Просто невозможно в это поверить в теплом Азау. Тем более и небо – миллион высоты. Катающихся наверху также не замечено.

Новый гондольный подъемник не работает. Кассы маятника тоже. Зато можно забашлять местному бугельщику и – добро пожаловать на Эльбрус. Поднялись на «Кругозор». Тот же фокус с кассами, полчаса ожидания, и вот уже воняющая свежей покраской кабинка поднимает нас на «Мир». На «Мире уже ощутимо холодно и ветер. Перекусили в местном кафе. Лагман. 100 рублей. Рекомендую – очень вкусно! Кресло наверх не работает. Находим бугельщика. Он заявляет, что работать не будет. На вопрос «почему?» несет какую-то ахинею, потом объясняет доходчивей – «не будет и все, понял, да?». Перспектива тащить рюкзаки на Кара-Баши как-то не улыбается. Начинаем искать транспорт. Водила гусеничного вездехода запросил 1000 рублей. Лучше б согласились, но это мы потом уже поняли. Пошли к местным строителям – они строят рядом со станцией «маятника» верхнюю станцию гондолы. Строители согласились подешевле – говорят, нам по пути, только часок подождите, мы кабель протянем. Подождали, грузимся в кузов «Урала». Кроме нас и наших рюкзаков в кузове на проволочных растяжках огромная бухта с кабелем и полдюжины басмачей. Едем наверх. Это был суперэкстрим! Как такая машина залазит на Кара-Баши – непонятно. Все-таки, слава советской оборонке! Ползет на пониженной, с одной стороны пропасть, с другой стена. На дороге лед. На ледовых горках тягач начинает пробуксовывать, его несет, колеса проскальзывают, вся эта дура начинает опрокидываться назад, водила (тоже басмач) на пол-секунды отпускает сцепление, машина катится назад, потом резко опять на передачу, опять пляски над пропастью. По сравнению с той дорогой подъемы на Драг из Ясиней или на Тростян от Славского теперь мне видятся загородной поездкой по проселку.

Натерпелись жестко. Ко всему по приезду водила потребовал с нас ту же тысячу деревянных – мол, не знал сразу, что так тяжко ехать будет. Под тяжелыми взглядами его коллег-басмачей пришлось дать. Все равно не жалко – я думаю, что нашлось бы немало психов, которые за такой экстрим еще и приплатили бы. Типа, аттракцион с неопределенным исходом.

Поднимаемся на «Бочки». Тишина, ни души, только ветер в проводах завывает. Где-то совсем рядом в облаках спрятался Эльбрус. Бродим по базе. В ангаре в горе металлолома обнаруживаю здоровенный бульдозер, с виду «Катерпиллер», снегоход и пару рваных горных ботинок. В одном из вагончиков обнаруживаем зимовщика Жору. Обложенный пледами Жора простуженным голосом сообщает, что пять дней не было ни света, ни людей, вообще нихрена не было. На «Приюте одиннадцати», по его сведениям, тоже никого. Созваниваемся с балкарцем, который нам пообещал хижину на «Приюте». Шарапий, или как там его, сообщает, что он внизу в Азау – чинит поломавшийся дизель. Про обещанные ключи несет что-то невразумительное. В конце концов, решаем остаться ночевать на «Бочках». Жора соглашается вписать нас по 200 рублей неофициально. Официальная такса – 500 рублей. У всех здесь свой маленький бизнес.

В «Бочках» классно. В каждой есть два тамбура, шесть спальных мест, электрический обогреватель, свет, большое окно с видом на Кавказский хребет, куча забавного барахла от прежних обитателей. У нас в «5-ке» нашлись гитара, неплохая подборка «Плейбоя» за 2001 год и деловые журналы за сентябрь. Топим снег, идем на кухню (длинный покосившийся вагончик), готовим еду. Мне удалось вытащить наверх бутылку пива, но мужественным решением решаем оставить ее «на потом». Бросив вещи, выходим в сторону «Приюта». Казалось бы – что там идти – всего-то 300 метров перепада, никаких скал, просто снег. Шли полтора часа. Приют заброшен, никаких следов жизни. Ломились в сам «Приют», в понастроенные рядом хижины – глухо. Все закрыто. Единственно, что открыто – знаменитый сортир, висящий над пропастью. С тем и ушли.

Назад возвращались по вешкам – видимость ухудшилась. А в целом нечего. Снег вполне катабельный. Лихорадочно соображаю, где нарыть досочко. Спустились вниз, выпили пиво, начали обживаться. Долго рылся с фонариком в ангаре, ничего похожего на доску не нашел.

Вечером с неба начинает сыпать белое гавно. Много. Прячемся в «бочку». Бренчим на гитаре, листаем «Плейбой». Очень понравился оттуда анекдот: «Дэти, русский язик –очэнь трудный. Настя – эта красивий дэвушка, а не-Настя – это плахой пагода!». Снега все больше. Усиливается ветер. Снег, сначала падавший сверху-вниз, начинает нестись по горизонтали, а потом и вовсе по диагонали вверх, в сторону вершины Эльбруса. Штормило всю ночь и весь следующий день. Не-Настя пришла! Понятное дело, никуда мы не пошли. Сидеть в бочке хорошо, тепло и познавательно (это я про «Плейбой»). Настоящим приключением оказалось дойти до кухни (15 метров), не говоря уже про такое экстримальное путешествие, как поход в туалет (30 метров). Все двери позаносило. Площадку между «Бочек» завалило и обсугробило. Снега чуть не по пояс. Начинаем копать дорожки. На высоте это оказывается не таким простым делом – любая физическая активность весьма утомительна, сердце разгоняется с пол-оборота.

«Дорогу жизни» до туалета пробивал часа два. Удивительно, но, несмотря на продолжающуюся метель рядом носятся в брачном танце два то ли орла, то ли ястреба. Ветром их, бедняг, мотает по всему небу, как осенние листочки. А они все носятся. Страшная штука – любовь!

Созваниваемся с «Большой землей» по поводу погоды. «Сноуфокаст» обещает кратковременное окно аж на послезавтра. Будем ждать. На следующий день наново прокопав дорожки и помаявшись дурью, решаем сходить на Скалы Пастухова. Вроде немного распогодилось. Правда, ветер по-прежнему сильный, но снега меньше. Это в воздухе. А на земле его больше, чем достаточно. Идем, по очереди тропя дорогу. Тяжкий труд. До «Приюта» дошли за два часа с лишком. Внимательно обследовав «Приют» нашли с тыльной стороны окно, через него и залезли. Побродили в середине, попили чаю. Обнаружили большие запасы всяких круп и вермишелей, среди них, что приятно, много нашей родной «Мівіни».

Идем дальше. Та же фигня. Попеременно тропим – очень выматывает. До Скал (4800 метров) шли три часа. Это при том, что последний отрезок довольно пологий. Выше «Приюта» вышли из облаков и дальше шли при ясном небе. Эльбрус во всей красе. Правда, от солнца теплее не стало – очень холодно и ветер пронизывает все четыре слоя.

Зашли на Пастухово. Пофотографировались с украинским, я пощелкал свои корпоративные флажки. Догадался в последний момент прихватить – будет, чем заткнуть дырку на корпоративном сайте. Холод невозможный – снял на минуту перчатки и уже пальцы немеют. Короче, попили чайку и потопали вниз. Вниз идти не особо легче – чтобы не испортить тропу на завтра, ковыляем параллельно нашему утреннему маршруту.

 

На «Приюте» попадаем в туман. Это что-то! Солнца не видно, вешек не видно, друг-друга не видно, где верх, где низ – не разобрать. Потеряли утренний след, идем некоторое время наобум. Куда – не разберешь. Кое-кто начинает психовать. Стремная ситуация. Чтобы никуда не свалиться, начинаем ходить методом «тыка» - рывок вперед, потом возвращение по следам, вправо – возвращение. Ищем вешки – их тупо нет. Пытаемся забирать правее – там должны начаться камни и линия электропередач к недостроенному бугелю (кстати, поздравляю фанатов Приэля – зимой обещают от Кара-Баши в сторону «Приюта» бугелек запустить). О том, что левее, думать не очень хочется – там ничего – бесконечный спуск…

 

Долго блукали на относительно простом участке между «Приютом» и «Бочками». Вышли из облаков и наткнулись еще на двух восходителей. Что примечательно, они поднимались от «Бочек» по нашим утренним следам. Спустились к ним, стали поболтать. Один – дедушка с Камчатки – только с Непала возвращается через Москву, решил перед возвращением домой еще и Эльбрус взять. Изюминка в том, что у него полсердца искусственные – клапан и аорта. На рекорд идет. Второй – его друг-москвич, временно прописавшийся в Черкеске. Сообщают, что заказали ретрак на утро до Скал Пастухова, чтобы оттуда начинать штурм. А сейчас идут туда же на аклёму. Сказали «спасибо» за тропу и ушли. Мы спустились на «Бочки» отдыхать. По пути в снегу нашли отличный чехольчик – как раз к моему фотоаппарату.Шутим – мол Эль приглашает. Напряжение от «слепого» спуска отходит.

 

 

За ужином Серега провел среди нас воспитательную работу. Мягко и ненавязчиво подвел нас к решению никуда завтра не идти. Рассказывал про своих друзей, которых ему пришлось везти с Эля домой. В мешках. Ему вторил Миша, зимовщик, пришедший снизу на смену совсем поехавшему крышей Жоре. Мы с Игорем прячем друг от друга глаза. Действительно, наверху попа – ветром сдуло снег с ледяных зеркал и переход со Скал Пастухова на Косую Стрелку представляет собой многокилометровый каток с большим уклоном. Качество льда отменное – кошки не цепляются. Но… Как же так? Мы же шли сюда ради Эля. Вот он – рядом, визуально кажется, что за полчаса можно забежать на вершину. Пьем томатный сок, набодяженный из найденной случайно банки томатной пасты. Молчим. Дуемся друг на друга.

 

 

Словно в насмешку, погода под вечер резко улучшилась. Ветер куда-то по своим делам улетел, напоследок разогнав тучи. Вечерний Эль четко очерчен на фоне уже темного неба. Скалы Пастухова снизу еле видны малюсенькой запятой, возле которой чернеют нестрашные отсюда ледовые поля. Над горой повисает нереальная тишина. Слышно даже, как перекрикиваются наверху сахалинец с москвичом. Сами они еще где-то за перекатом в районе «Приюта» и придут только через час.

 

 

Ужинаем. Допиваем «Прасковейный». Постепенно отлегло. Перестаем избегать взглядов друг друга – у всех в глазах одно и то же – облегчение. Соседи вернулись с аклёмы, вышли к ужину. Сахалинец весь аж черный – давление. Не дождавшись ужина, тут же уходит отсыпаться. Москвич наше решение поддерживает, хотя они и рассчитывали поделить расходы на ретрак на пятерых. Он исходил весь Кавказ и многого навидался. Просто говорит, что нам повезло с инструктором – вменяемый человек.

 

 

Утром великолепная погода. На белоснежном склоне Эля четко видны следы. Ретрака – завезшего ночью наших соседей на Скалы и тропка, протоптанная ими выше ледовых полей. Они поступили хитро – поднялись немного вверх непосредственно по линии Скал и обошли зеркала по снегу с наветренной стороны. Если дует ветер – там ходить нельзя – сильные порывы просто сдувают со склона с большим углом уклона. Но в безветрие можно рискнуть. Цепочка следов по Косой Стрелке переваливает за гребень в Седловину.

 

 

Собрав манатки, не спеша ужинаем и топаем вниз на станцию «Мир». На памятной экстремальной дороге видны следы одинокого лыжника. Видно с утренним ретраком поднялся, чтобы первым спуститься по свежему снегу. От «Мира» без приключений спустились в «Азау». Дальше были нетленные радости: горячий душ, бритье, пиво, шашлык и жау-баур (не рекомендую ни то, ни другое – халтурят там), футбол «Зенит»-«Спартак» (смотрели в баре «Фрирайда», неосмотрительно болели за «Зенит», потом оказалось, что «Спартак» из Нальчика – полбара балкарцев смотрели на нас неодобрительно). В Азау начали появляться лыжники и доскеры. Умилили детки на досках, прилетевшие из Москвы всего ради спусков. Снеготоксикоз! К вечеру сверху спустились наши знакомые москвич с сахалинцем. До вершины так и не дошли. Перевалив на Седловину, уперлись в непроходимую целину и отступили. Тем не менее, остались очень довольными. Эльбрус – гора счастья!

 

 

Поскольку поезд на Киев ходит только по парным, у нас нарисовался выходной день. Помотавшись по окрестностям и убедившись, что все прокаты в Азау, Терсколе и Чегете закрыты, помелся наверх наобум. На маятнике познакомился с доскерами из Ставрополя и Москвы (москвичей там вообще очень много). По случаю воскресенья кресло от «Мира» работало и благополучно вытащило нас на Кара-Баши. Зашел на «Бочки» поздороваться с Мишей. Постояльцев на станции новых не появилось. Зашел на кухню, намешал себе томатного сока.

 

 

К «Приюту» время от времени ползает ретрак. Катающихся не больше десятка. В один из заездов ставропольцы дают мне досочку поносить. Примеряю на трековые ботинки – сидит как родная. До обидного быстрый подъем на ретраке до «Приюта» (а мы два часа корячились), дальше пятнадцать минут кайфа. Впрочем – это уже интимно

 

 

Потом были прогулки к водопаду на «Кругозоре», распивание спиртосодержащих жидкостей на лафете одной из противолавинных пушек в Терсколе. В перерывах между тостами наводили вторую пушку то на коров на склонах, то на проезжающие мимо туристические автобусы, то на прибежавших на шум спасателей из близлежащей КСС. Посиделе в баре на Чегете, посмотрели, как московские туристы скандалят с местными тружениками общепита. Мелочь какая – принесли шашлык через полчаса после заказа и недовесили половину. Сам Чегет не впечатлил. Зато на базарчике в Чегете торговались до упора с бабушками. Упоры таковы: футболка «Территория гор» с Эльбрусом на спине – 350 рублей, белоснежный свитер вязанный из искусственной шерсти – 350 рублей, из нее же вязанная капюшонка в «кротовых» черно-оранжевых цветах – 400 рублей, свитер из натуральной шерсти – 700 рублей, носки или варежки – 100 рублей, чучелко тигренка (потом мой кот разобрался с ним за полчаса) – 100 рублей, магнитики – от 30 до 100 рублей. Вспомнив об одной красивой девушке, скучающей в Киеве, прикупил еще и вязаную безрукавку в ямайских цветах. Со скидкой за крупный опт – 150 рублей. Не знаю, как в сезон, а сейчас цены на вязаные вещи очень привлекательные. В Азау несколько дороже.

 

 

Еще о мелочах. Банкоматы есть в Терсколе и Чегете, но международные карточки они не принимают. Точнее, принимают, но только карточки, эмитированные местными банками. Так что лучше везти наличку. Валюту можно поменять в Чегете, в банке в Терсколе и в барах в Азау. Однако стоит помнить о кризисе. Мы, например, долго ходили по Пятигорску в поисках обмена. Все валютные автоматы отключены, на банках таблички «обмена нет». Выручил ВТБ, на первом этаже гостиницы прямо возле вокзала. Лучше везти рубли из Киева.

 

Обменять билет в Пятигорске отказались – сказали, мол, купил в Украине, там его и сдавай. Нашкребли совместными усилиями. В поезде ехали с приключениями. Сначала один фармазон долго и нудно разводил, потом пришел дядька аккуратный, как раз на шконку напротив, пристыдил бродягу. Тот попер на него. Пошли они в тамбур курить, я поплелся помочь дяде, если что. А там картинка: дядя свои наколочки предъявил, вышло, что он по их иерархии постарше будет. Весело, короче. Вообще, езда в плацкартных вагонах бескрайними просторами России-матушки – занятие нескучное, а иногда очень даже поучительное.

 

Уже по возвращению в Киев, прочел, что легендарному шерпу Эльбрус не покорился. Да и Серега баек понарассказывал. Один его друг пять раз ходил до «Приюта», так не разу на Эль и не взошел. Не  унывает – в следующем году опять пойдет. И я пойду. Поймите меня правильно – я не так чтобы люблю горы – это напряжно и не гламурно. Но… Нужно будет сходить и осмотреться. В июле, когда там попроще. А осенью затащить-таки на вершину досочку. Хотя бы волоком. Почему бы и нет – может быть прикольно!

еще немного фоток: